• Ловец облаков. Perez Beda Mayer.

    Ловец облаков. Perez Beda Mayer.

    Сообщение Дилайла » Вс июл 31, 2011 2:28 pm

    2006 – 2007 (в процессе): Ловец облаков (54 мин.). Иврит, английские субтитры.
    Документальный фильм о жизни и искусстве израильского живописца и графика Переца Беди Майера (род. в Моравии, Австро-Венгрия, в 1906, ум. в Израиле в 2002) и его друга, карикатуриста и графика Фрица Генделя (1910 – 1945). Довоенная жизнь в Чехословакии. Бегство из фашистской Европы на кораблях по Дунаю, Черному и Средиземному морям к берегам Палестины, из которой британцы выдворяют 1800 беженцев в лагерь перемещенных лиц на экзотическом острове Маврикий. Жизнь в лагере. Фриц кончает самоубийством. Бедя с женой Ханной возвращаются в Палестину. Жизнь и творчество П.Б.Майера в Израиле и встреча с авторами фильма. Производство «Реформа Фильм», Прага.

    http://vimeo.com/2916305

    Информация о выставке "Peretz Beda Mayer, Fritz Haendel | Boarding pass to paradise". Израиль, 2009 год
    http://www.museumeinharod.org.il/english/exhibitions/2009/peretz_beda_mayer_and_fritz_haendel/
    Аватара пользователя
    Дилайла

     
    Сообщения: 3217
    Зарегистрирован: Ср июн 17, 2009 12:00 pm
    Откуда: Полис, Кипр

    Re: Ловец облаков. Perez Beda Mayer.

    Сообщение Дилайла » Вс июл 31, 2011 2:31 pm

    http://www.evrey.com/sitep/culture/print.php?menu=199

    Бедя Майер, 1934 год
    Изображение

    Катастрофа
    Изображение

    Автопортрет
    Изображение

    Своим искусством он проникает за пределы времени и пространства. Ему, человеку и философу, недосуг размышлять о славе... Его картины словно возникают сами по себе, от прикосновения краски к холсту и фанере. И таким образом являют свету художника по имени Бедя Майер...

    ОТКРЫТКИ ИЗ РАЯ

    Елена Макарова

    С Бедей мне посчастливилось встретиться в 1996 году. Случилось так, что, подбирая работы для выставки “Культура и варварство” в Стокгольме, я нашла акварель некоего Лео Майера, написанную в концлагере “Терезин”. Готовя экспозицию, я искала информацию об авторах. Жизнь Лео были представлена лишь датами: 1900–1944 гг.

    И произошло чудо. Лео Крамар, сын Лео Майера, случайно узнав, что выставлена работа его отца, из маленького шведского городка, где он жил, приехал в Стокгольм и привез письма и фотографии. На одном из снимков был запечатлен импозантный мужчина в шляпе, стоящий у мольберта.

    — Это Бедя, младший брат отца, — объяснил Лео Крамар, — Он пропал во время войны. Поиски его не увенчались успехом. А теперь уж и искать поздно.

    Оказалось — не поздно. Мы нашли Бедю Майера в Герцлии, в доме престарелых. Лео Крамар с женой прилетели в Израиль. И мы все вместе отправились навестить Бедю и его жену Хану.

    Так, через 55 лет, благодаря случайно найденной акварели, произошло объединение семьи. А я встретилась с необыкновенной личностью, художником Бедей Майером.

    Бедржих (Бедя) Майер родился в 1906 году в Ходонине. Семья Майеров держала постоялый двор.

    Бедя Майер рассказывает:

    Лео здорово рисовал. Я рисовал скверно. “Взял бы рисунок у брата, получил бы грамоту”, — жалел меня учитель. В четвертом классе меня прорвало. Учитель, профессор Ливора, взял мои рисунки и говорит: “Этот жиденок творит чудеса!”. Школа у нас была большая. Мы с Лео были единственными евреями среди 700-т лютеран и католиков.

    В шестом классе мне пришлось бросить учебу. Отец умер, брат изучал архитектуру в Праге, сестра вышла замуж и уехала в Вену.

    Я продолжал рисовать. Трактир жил своей жизнью, я — своей. Я брал краски и до обеда уходил на пленер.

    Я пошел к Лиовре и сказал: “Возьми меня к себе работать”. Ливора согласился. Он научил меня многому.

    Лео нравились мои работы. И он повез их Тилле — профессору Пражской академии художеств. Профессор сказал Лео: “Если бы твой брат приехал в Прагу, я принял бы его на мастер-класс”.

    Уехать в Прагу я не мог. Матери — 60 лет, не оставишь одну. Да еще — трактир...

    В войну русские освобождали Ходонин. Бомба разорвалась рядом с нашим домом. Сгорели все мои картины...

    В 30-е годы я работал графиком в издательстве Сынека. Мы выпускали издания с офортами. Сынек знаменит тем, что впервые издал “Швейка”. С иллюстрациями Лады.

    Лео был поглощен архитектурой и всегда строил что-то из ряда вот выходящее. Построил, например, виллу режиссеру Авербуху на Брандове. Помню черный линолеум — нечто футуристическое, лестницу из стекла...

    Мама выжила в Терезине, хотя ей было тогда 78 лет... Лео убили...

    Идиллия кончилась в марте 1939, когда фашистские войска вступили в Ходонин. Бедя перебрался в Прагу, где “Э-Халуц” и другие еврейские организации пытались подпольно отправлять евреев в Палестину. В конце 39-го Бедя вместе с большой группой евреев оказался в Братиславе, на сборном пункте.

    450 молодых евреев жили в общежитии, рассчитанном на 100 человек. Их охраняла словацкая полиция, так что, фактически они были в заключении. Еврейская община оплачивала жилье и еду. Здесь Бедя познакомился со своей будущей женой — Ханой...

    В несносных условиях молодежь ждала полгода. В конце июля 40-го года почти полторы тысячи беженцев втиснули в три маленьких прогулочных пароходика и отправили вниз по Дунаю. В румынском порту Сулина пересели на “Атлантик”, греческий углевоз, кое-как приспособленный для провозки пассажиров. И опять — теснота, антисанитария, плохое питание... Более подходящих условий для тифа не придумаешь. И он разразился, унося жизни каждый день. На Йом Кипур дошли до Стамбула, где должны были получить еду, воду и топливо. Но турки причалить не разрешили. Лишь маленький катерок подошел к “Атлантику” и доставил дары от стамбульских евреев.

    Вскоре “Атлантик” оказался в Средиземном море — без угля, с полуголодными больными пассажирами на борту. Началась война, и немецкие подлодки стали шнырять по Средиземноморью. На счастье, после долгих недель дрейфа их заметила британская канонерка, и отбуксировала на Кипр. Оттуда, под конвоем британских судов, странники, наконец, прибыли в Хайфу.

    Радость прибытия на Святую Землю была преждевременной. Британские “джентльмены”, подержав беженцев с неделю за колючей проволокой, усадили их на другой корабль и отправили на далекий остров Маврикий.

    На этом экзотическом острове возле Мадагаскара была заросшая джунглями тюрьма, оставшаяся еще со времен господства французов. Беженцев-мужчин расселили по камерам, женщин — в глинобитные хижины. И началась пятилетняя ссылка.

    Хоть и взаперти, “временно задержанные” общались с островитянами посредством работы. Вскоре маврикийцы убедились, что евреи многое умеют и вносят изрядный вклад в экономику острова. Продукция ювелиров, золотых дел мастеров и ремесленников продавалась на Маврикии и вывозилась в соседнюю Южную Африку. Музыканты давали концерты, услаждая слух коменданта и островной элиты, а художники рисовали, делали копии и гравюры.

    Бедя снова мог работать. Он писал на продажу копии старых мастеров и портреты жен британских офицеров. Еще Бедя давал уроки.

    Приехав в Палестину, семья Майеров испытала на себе все “трудности роста”. Бедя зарабатывал на хлеб малярным делом. Хана устроила домашний детский сад — брала детей на время отпуска родителей. Своих детей у Майеров не было.

    Шли годы. Они состарились и поселились в Герцлии, в “доме для родителей”. Хана, прекрасная керамистка, налепила уток и гномов, а Бедя в специально отведенном помещении преподавал рисование “юным” ученикам, которым было в основном за семьдесят. И рисовал сам. Поломанная кукла, арлекин, пьеро, ослик, кошка... Картины из цветных сновидений... Кому это надо? — этот вопрос художника Майера, похоже, никогда не волновал.

    При встрече с Бедей, потрясенная его работами, я спросила: “А выставки-то у тебя были?”.

    — Да, — гордо ответил Бедя. — Совсем недавно! Лет двадцать назад...

    У Беди действительно было несколько небольших выставок в галереях Тель-Авива и Герцлии, немало работ было продано. Но разве это оценка для такого мастера?

    Бедя говорит о себе так:

    — Я подошел к заключительному моменту. И не знаю, как с этим быть. Если рисую, не имею права ошибаться — вдруг уже никогда не смогу исправить то, что сделал... Но зато, если бы не госпожа с косой, разве получали бы мы такое удовольствие от жизни?..

    Уже после нашего знакомства, в 1999 году, у Беди была выставка — в Иерусалимском театре. Бедя стал знаменитым. О нем пишут в газетах, его картины показывают по телевидению. И вот 7 марта 2002 года в Доме технологий в Иерусалиме, мы увидели его недавние работы...

    Одна из его последних картин Беди называется “Адама – Адам – Дам”, что значит “Земля – Человек – Кровь”. На красной земле в белом ореоле фигура мужчины, вверху полоса света и светило. Человек и земля открыты нам, вечность — замаскирована.

    Другая картина — “Ловец облаков”. Мальчик ловит сачком... облака.

    — Человек непознаваем, — говорит Бедя. — Мы ничего не знаем о себе, все наши знания — миф, мираж, сон. Мы играем роли и носим маски. Мне досталась второстепенная роль, и даже ее я не смог сыграть толком. Но мне удалось поймать несколько прекрасных облаков в свой сачок, и я вполне доволен добычей...

    Елена Макарова,
    израильская писательница
    организатор многих израильских и зарубежных
    выставок работ художников гетто и концлагерей
    составитель каталогов их произведений и автор многих книг
    изданных в Израиле и за границей
    Аватара пользователя
    Дилайла

     
    Сообщения: 3217
    Зарегистрирован: Ср июн 17, 2009 12:00 pm
    Откуда: Полис, Кипр


    Вернуться в Фильмы Елены Макаровой



    Кто сейчас на конференции

    Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

    cron